Погода
на 19 ноября
-2°C
Курс валют
на 19 ноября
$ 59.09
69.7
Ваш город:
Андрей Новашов

Люди инфернальные, сами мы «Нездешние»!

В столице Кузбасса воскресили на час «нездешних тварей» — персонажей Юрия Мамлеева. Реанимировали обитателей потустороннего мира городские рок-музыканты под руководством московского литературоведа. Арт-операция состоялась в кемеровской «Базе» — творческом кластере, действующем в стенах заброшенного промышленного объекта. Пару слов напишу и об этой арт-площадке.

Автор романа «Шатуны» Юрий Мамлеев писал не только прозу, но и стихи. Вот первые строчки мамлеевского стихотворения, прозвучавшего на концерте:

Я невинная тварь, кто детей пожирает в тумане.
Сумасшедших ночей предо мною горит горизонт.
Что увижу я в мире, наполненном чёрным обманом,
Где горящие храмы похожи на сказочный сон?!
Мои губы полны ненасытною жаждой тревоги.
Вижу троны пустые, погибших в аду королей,
Что мне ужас разбитой по трупам младенцев дороги,
Что мне стон и надежды покинутых Богом людей?!

фото автора

Да, фототрюк так себе: всего лишь обратил цвета. Но надо как-то подчеркнуть инфернальную составляющую действа. А объект на снимке – это здание напротив «Базы».

 «Сергей Лавлинский со товарищи специально для кемеровского инфернального люда подготовили особый музыкальный коктейль». – такой анонс появился накануне в соцсетях.

Кемеровский инфернальный люд

Или вот так. Кому как нравится.

Лавлинский — преподаватель-филолог, пятнадцать лет работавший в КемГУ, а на рубеже веков перебравшийся в столичный РГГУ. Это учёный-неформал, который в Москве и в Кемерове придумывает и проводит перфомансы, концерты и необычные семинары.

Лекция-концерт в «Базе» — продолжение проекта Лавлинского «лютые мелодекламизмы». Участники нынешнего перфоманса подготовились основательно. В затемнённом пространстве «Базы» горящее свечи, искусственные цветы, а также реквизит, отсылающий к индийской мифологии. Сначала эзотерическое ток-шоу с элементами почти академической лекции. Сергей Лавлинский вместе с кемеровским филологом Андреем Павловым рассуждают о поэтике текстов Мамлеева. Сравнивают этого литератора с Фёдором Достоевским, Владимиром Сорокиным, Венедиктом Ерофеевым, писателем и философом Сигизмундом Кржижановским, музыкантом и актёром Петром Мамоновым.

— На мой взгляд, Мамлеев — один из самых смешных писателей в истории мировой культуры. – рассуждает Андрей Павлов. — Он страшный, но и смешной. Его цикл стихов – о «нездешних тварях», которые живут внутри каждого из нас.

Сергей Лавлинский и Андрей Павлов

Проговаривая свои страхи, мы от них освобождаемся. На пюпитре сборник Мамлеева. Желающие выходили к микрофону и зачитывали отрывки. Никакой подготовки – чистейшая импровизация. Эдакий радикальный вариант кемеровского проекта «Лучший». Строки не заучены и «не отрепетированы». Чтецы проговаривали слова и одновременно искали смысл. Иногда останавливались, возвращались к началу фразы. Вполне в духе «медленного чтения», сторонником которого является Лавлинский.

После короткого перерыва собственно концерт.

«Лютые мелодекламизмы» в какой-то степени подходят под определение «spoken word». А вообще происходящее напоминало и рок-концерт, и спектакль, и перфоманс. Совсем не сладкоголосый Лавлинский пропевал-наговаривал мамлеевские стоки, превращавшиеся в мантры. Кемеровские музыканты параллельно разворачивали звуковые инсталляции, которые наверняка оскорбили бы слух меломанов, ориентирующихся, например, на группу Scorpions. Партии клавишника Александра Папина заставили вспомнить о Joy Division. Впрочем, это только мои ассоциации. Было бы преувеличением говорить о влиянии и подражании. Просто второй и последний альбом Joy Division  «Closer» тоже отсылает к потустороннему и к эстетике погребальной церемонии. Участники проекта, состоявшегося в «Базе», определяют действо как «эзотерический нойз».

Александр Папин

Вячеслав Втюрин

Следующая стадия инфернальных посиделок — коллективная импровизации. Желающие выходили к микрофону, без предварительных приготовлений исполняли под музыку тексты Мамлеева. Получалось не хуже, чем у Лавлинского. Все стихи цикла «Нездешние твари» написаны от имени персонажей. Татьяна Сафонова настолько вжилась в образ, что Лавлинскому оставалось резюмировать:

— Мы только что присутствовали при воплощение мамлеевской героини!

Юрий Мамлеев профессионально занимался не только литературой, но и философией. Пять лет даже преподавал индийскую философию в МГУ. Будучи индологом, он иначе смотрел на потусторонний мир, чем это принято в европейской культуре. Для него в Бездну заглянуть – как за хлебом сходить. Грань между живым и неживым размыта. Сводить литературное творчество  Мамлеева к социальной сатире, — значит, слишком его упрощать. Но от «вульгарно-социологических» аналогий никуда не деться. «Нездешние твари повсюду!». – шутили участники перфоманса. Мне вот тоже кажется, что по телевизору только их и показывают. И телезрителей перевербовывают. Из нормальных людей получаются, как в попсовом фильме ужасов, — «телемертвецы».

Кроме текстов Мамлеева на концерте прозвучало несколько композиций, близких по тематике. Лавлинский спел «Песню полинезийской девушки». Яркий образец субъектного синкретизма: одновременно «говорить» могут все персонажи: и девушка, и её возлюбленный, и пальма, и даже волосы героини. Переходы от одного субъекта к другому никак не обозначаются. К тексту, записанному этнографами, дописали пару куплетов:

— Полинезийская чувиха советует всем читать Мамлеева!

Этот номер напоминал уже не нойз или построк, а развесёлый реггей, за что отдельное спасибо гитаристу Михаилу Багаеву.

И чуть-чуть о самой «Базе». Это наследница по прямой таких площадок, как театр «Встреча» (не в нынешний ипостаси, а в тот период, когда вектор определяли Лариса Лапина, Сергей Сергеев и Александр Маркварт), и просуществовавшего несколько месяцев арт-пространства Vovne Loft Project. К слову, в конце прошлого года накануне закрытия «Лофта», Лавлинский делал там похожий проект с теми же музыкантами. Идея «Лофта» понравилась кемеровскому художнику-флористуАндрею Цеттелю, который принял эстафету. Новое пространство, получившее название «База», открылось в одном из индустриальных помещений, расположенных на территории кемеровского завода Электротехнических агрегатов… В контексте мамлеевской темы можно дописать: «…сгинувшего в Бездну завода». Официального открытия пока не было, но с апреля здесь проходят концерты, лекции и киновечера.

— Это тема не клубно-барного формата с попсовыми тусовками-вечеринками, а, скорее, образовательно-культурный блок. – уточняет Михаил Багаев.

Андрей Цеттель планирует отреставрировать помещение, сделать здесь второй этаж. И, наряду с арт-акциями, проводить мастер-классы для всех желающих; устроить что-то вроде хэндмейд-клуба.

Координаты «Базы»: ул. 50 лет Октября, 11, к. 3. Сегодня, 21 июля, в «Базе» состоится акция «Звук»: участники соберутся, чтобы послушать любимые виниловые пластинки.

Оценить запись:
Рейтинг записи - 4.86 /5 (7 оценок)
Поделиться:
Комментарии

Комментариев пока нет.

Комментировать: